Вчера крестьяне — сегодня горожане

big_2(1)«В Петербурге я бы  стал нигилистом» — пишет Ф.Ницше.  Здоровая полнокровная жизнь для него была связана только с Югом.  Город  выстроенный на болоте, исходя  из стратегических соображений сатрапа, основателя города Петра I, «отсель грозить мы будем шведу», в который  была перенесена столица государства, что может быть хуже для здоровья  многих поколений его жителей. Все они живут и умирают в нем как чахлые растения в каком-нибудь затененном болотистом месте, вся столичная жизнь пронизана минором, умиранием,  дождями, чередующимися со снегом, холодом, долгой суровой и в то же время гнилой зимой. Даже А.Ахматова не выдержала этой пытки, и свое стихотворение  начинает, выношенной в измученной вечным холодом душе, строчкой, посвященной Городу на болоте: «Когда в мрачнейшей из столиц» написала она, не смотря на то, что город, его дворцовые ансамбли, парки, его белые ночи,  всегда были для неё той питательной  средой, где она  ежедневно встречалась со своею Музой.

Конечно, окружающая среда имеет колоссальное значение в жизни человека. Она не только формирует его физический облик: тело, то что внутри, скелет, но и душу, её настрой. Отсыревший музыкальный инструмент даже если он потом просохнет, уже не настроишь как прежде, это будет уже другой инструмент, у него будет  другой звук,  цвет, даже объем , не говоря уже о чистоте  звучания.  Вот так и с мировоззрением человека, о чем  упоминает Ф.Ницше, делясь своими впечатлениями о Петербурге. Известно, что находясь в том или ином настроении человек по-разному чувствует себя в окружающем пространстве и соответственно его оценки того или иного явления могут быть совершенно противоположными.

Городу, горожанам, явно не повезло. К тому же скоро  в городе стала развиваться промышленность и к концу XX века это крупнейший индустриальный центр России. Фабричные трубы украшали воздух города цветным ядовитым дымом. Я жил у Кировского завода. Почти в каждом цеху огромного завода была своя труба. И каждое утро можно было видеть картину, нарисованную морским балтийским ветром. Он перемешивал этот ядовитый цветной дым, и  разноцветным пологом художника абстракциониста накрывало  огромную  площадь воздушного пространства города. Люди задыхались, но жили, продолжали трудиться в городе, в село  навстречу свежему,  пронизанному запахом полевых цветов и трав ветерку не стремились. Зимой  выпавший белый, чистый, искрящийся на солнце снег, через день, другой  покрывался черным налетом выбросов заводских труб, в эту палитру добавлял  свою долю городской транспорт, который не щадил легкие горожан, выхлопные газы машин делали воздух города сизым смертельным  для больных легких. Тем не менее, город продолжал развиваться, рос его промышленный потенциал. Требовались новые рабочие руки. Деревня, к власти пришел  Хрущев, получила паспорта и в город хлынула масса крестьян, претендующая на вновь созданные   рабочие места. Они становились токарями, фрезеровщиками,  столярами, плотниками, карусельщиками и даже сталеварами. Им всем, этим вчерашним крестьянам,  надо было где-то жить. Подвалы старых ленинградских домов вместили всех нуждающихся в жилье новоселов. Так завершалось превращение кондовых крестьян в новоиспеченных пролетариев.

Позже, в начале 60 годов, с решения партии и правительства,  началось массовое строительство дешевого жилья. Расселялись коммуналки, но  в первую очередь получали квартиры жители подвалов. Так колхозники оказались впереди коренных горожан, первыми получили комфортабельное, по меркам советского времени, жилье. Эта несправедливость усугубилась ещё одним фактором. Как сейчас гастарбайтеры убирают улицы, выполняют всю грязную и тяжелую работу,  а горожане сидят в офисах и пьют кофе, тяжелый, грязный труд не для них, так в шестидесятых годах прошлого века, когда во всех городах стали возводить «Черемушки», строить их было некому. Самый высококвалифицированный  в стране рабочий класс гнать на новостройки города было бы преступлением.   В Ленинграде, впрочем, как и везде решили проблему рабочих рук старым способом,  снова начали  вытаскивать селян  в города, на строительство жилья. Это опустошение села называлось оргнабором,  претворением в жизнь  решений  КПСС. Конечная цель государства свихнувшихся коммунистов была фантастической, нереализуемой,   построить к 1980 году материально-техническую базу коммунизма.  Ленинград ежегодно завозил по оргнабору  до 50 тысяч  человек,  крестьян из Псковской Новгородской, Тверской и других областей Северо-запада России.  Они, как сейчас гастарбайтеры, отработав какое-то время дворниками, на законных основаниях превращаются в горожан, так и крестьяне тогда тоже оседали   в Ленинграде,  так как по договору, по которому они приехали строить жилье, отработав на стройке пять лет,  имели право на квартиры в построенных ими «Черемушках». И опять крестьяне оказались первыми. Коренные ленинградцы и сегодня в большинстве своем живут в коммунальных квартирах, и перспектива  улучшения жилищных условий стала совсем призрачной, так как, в основном, это старые люди, пенсионеры, малоимущие горожане.

С превращением гастарбайтеров в горожан все не так просто. Дурная недальновидная власть  хочет  заткнуть ими демографическую дыру, и над пропастью проблем, в которую сваливается не пережив трудностей своего существования, население России, уменьшаясь на миллион, другой в год,  проложить шаткий мостик,  и с помощью этих неандертальцев, решить демографичекую проблему России. Пытаясь сэкономить казну, для дальнейшего её разворовывания,  на расходах по нормализации демографической ситуации, власть выпустила из бутылки Джина с бородой муллы, и теперь  вынужденно будет тратить во много раз больше на уничтожение вируса, исламизации, терроризма и прочих «прелестей» исламского мира вкупе с её представителями, которые плодятся как крысы, и  уже стали  гражданами России.

По оргнабору завозить в город крестьян прекратили только, когда приказала долго жить Советская власть.  По оргнабору в Ленинград было завезено, а это где-то в течение тридцати лет, около 1.5 – 2.0 млн. человек, крестьян. После этого небольшого итога я подхожу к моменту истины. Когда можно говорить о социальном составе жителей города и какое это имеет отношение к  городской культуре,  и самое главное и поэтому  ВАЖНО, как влияет на  окружающую среду и здоровье горожан. В статье я буду говорить только о здоровье  пожилых людей.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Запись опубликована в рубрике Вчера селяне - сегодня горожане. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>